Внешняя политика при Михаиле Романове

Как мы помним, Смутное время закончилось для России печально. Да, государственность сохранить удалось, что делает честь нашим предкам, но территориальные потери оказались колоссальными. По Столбовскому миру 1617 года со Швецией и Деулинскому перемирию 1618 года с Польшей практически все западные русские земли отошли этим двум государствам. Но только если на землях, отошедших во владение Швеции, русского населения (читай — православного) было не очень много, то в польских куда больше. «Распухшая» от территориальных приобретений Речь Посполитая включала в себя не только земли Белоруссии и Украины, но и часть Великороссии со Смоленском, а также Литву и внушительную часть Латвии.

В начале 17 века Польша не была в стороне общей европейской политики и по сему переживала все «прелести» движения, получившего название «Контрреформация». Сама Польша правда в тридцатилетней войне между протестантскими и католическими коалициями участия не принимала, но ей приходилось сдерживать Россию, поскольку московский царь выступал, если не как союзник, то, по крайней мере, как сторонник протестантской унии. Так Россия и Польша вновь оказались по разные стороны баррикад в политической борьбе.

И если в наши дни иногда, но всё же возможно, предотвратить военные действия путём дипломатических усилий, то в 17 веке при столь явных противоречиях война была практически неизбежна. И война началась. В 1632 году войска московского царя предприняли отчаянную попытку отбить у поляков Смоленск и осадили город. Под Смоленска города явились полки дворянской и казацкой конницы, а также солдатские полки вооружённые и обученные по западному образцу, командовали ими нанятые служилые немцы. Так что пальма первенства в перевооружении и переобучении русской армии на западноевропейский манер принадлежит отнюдь не Петру I, как видите, этим активно занимался еще его дед, хотя и Михаил Фёдорович не был первым в этом деле.

Тут вообще стоит сказать, что зачастую необходимость перевооружения и переучивания войска объясняется не столько прогрессивностью полководцев (хотя, безусловно, это тоже важно), сколько диктуется самой жизнью. Вот, например, были главными военными противниками степняки, русские князья учились их тактическим приёмам и перенимали их вооружение, дабы успешно противостоять «Мамаю и прочим Девлет-Гиреям». Но как только приоритеты сместились на Запад, то и армия должна была соответствующим образом подготовлена и экипирована, чтобы ни в чём не уступать «западным партнёрам». Здесь кто-то может возразить: «А как же великие полководцы?» Да также. Те, кто увлекается военной историей подтвердят, что все великие полководцы всегда брали на вооружение лучшие тактические приёмы тех, с кем воевали. Чего стоит хотя бы тактика горной войны Александра Македонского, заимствованная им у племён, населявших современный Афганистан.

Однако мы отвлеклись от Смоленска. А там тем временем дворянской коннице пришлось покинуть русское войско. Полякам удалось спровоцировать очередной набег крымского хана на южно-русские земли и «дети боярские» форсированным маршем отправились на перерез татарской коннице. Главной силой русского войска теперь стали пехотный полки иноземного строя. Но когда к Смоленску подошёл король Владислав с двадцатитысячным войском, немецкие офицеры сразу сдались и тут же нанялись на службу к Владиславу, просто «сменили работодателя».

Русское войско было вынуждено капитулировать. Командующий русским войском боярин Шеин, герой обороны Смоленска ещё в Смутное время, был отпущен Владиславом. В Москве, несмотря на былые заслуги, Шеина казнили, «назначив» главным виновником неудачи под Смоленском. Конечно, это было вопиющей несправедливостью, но казнь Шеина показала, насколько русское общество желало вернуть утраченные территории и Шеин (несомненный герой) как бы не оправдал надежды.

С поляками вскоре был заключён Поляновский мир, подтверждающий польские права на Смоленск и Чернигов. Правда король Владислав навсегда отказался от притязаний на царский престол, но многочисленное русское население оставалось под властью Польши. Так что, вся борьба была ещё впереди.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.