Вход в лабиринт, как Лекарство против страха

Еще один криминальный фильм, созданный в советское время, когда деревья были высокими, а уровень преступности был низким. В любом случае, на экране мы видели спокойную жизнь, иногда нарушаемую жестоким поступком, например, отравлением (не смертельным) «советского полицейского», то бишь милиционера Позднякова с целью конфискации у него оружия и документов, удостоверяющих личность.

Так что «Вход в лабиринт» (1989) интересен тем, что в нем нет ощущения ретивой «перестройки», а снят мини-сериал, судя по всему, где-то между 1982 и 1985 годами. Да, есть еще одна версия — «Лекарство от страха» (1979) по одноименному роману братьев Вайнер, но я предпочитаю пятисерийную версию.

Замечательный Юрий Назаров убедителен в роли честного и доброго милиционера, скромного блюстителя правопорядка, а красавец Игорь Костолевский с барской ленью играет следователя Муромцева. Другие актеры также приветствуются. Старая Москва прекрасна: ее нет и никогда не будет.

Таким образом, загадочный препарат метапроптизол, с которым они бегают на протяжении всего фильма, погружаются в далекое прошлое и заглядывают в будущее. Научные предприниматели и ясноглазые учёные, Парацельсы, преступники, мошенники в обществе «Рыбак-Спортсмен». Их так много, что сложно уследить за логикой событий.

Начало обычное. Участковый Поздняков приходит в себя в отделении полиции трезвым, хотя не пил, и среди его вещей не обнаружено ни удостоверения личности, ни табельного оружия. Нагретое — украдено. Теперь с помощью Xiva вы можете выпотрошить богатых воров, притворяясь, что проводите санкционированные обыски/выемки. Воры унижают воров (апартаменты подпольных миллионеров — фееричны), и всё же — грабят, и МУРу от этого не легче.

Прекрасно подана антитеза деловитого Панафидина (крутая квартирка, жена-фифочка да прочий теннис по выходным) и бессребреника Лыжина (коммуналка, обшарпанность, одиночество). Гладкий Ивар Калныньш, аристократичный Борис Романов.

Тогда я поверил, что он… из династии Романовых, потому что он был царственным и грустным одновременно. Они оба очень важны. Тогда мир науки выглядел так: пока одни изобретали, другие устраивали научные ссоры, участвовали в симпозиумах за рубежом и поднимались по карьерной лестнице.

Главарь банды Чебаков смешной, выглядит бонвиваном и практически паразитом — работает моделью, сравнивает себя с бабочкой-парусником, носит блестящее кимоно, говорит претенциозно и как-то…дешево, поп-стиль сверх музыка. Супермен проигрывает клипы Стиви Уандера и СиСи Кетча на видеомагнитофоне.

Это своего рода Геша Коз(л)одоев, с поправкой на время – эксгибиционист и псевдошик. Я, честно говоря, не очень верю в эту картинку — эти Чебаковы не злые гении; они редко бывают злыми и никогда не гениями. Их уровень — «работа» альфонсом/жиголо или помощниками какого-нибудь Лёлика. Но они не вырастают, чтобы стать начальниками.

Однако авторы полагали, что это – эффектно и неожиданно. Как обычно у Вайнеров, есть философский контекст: нужно ли человечеству лекарство против страха, если именно страх, смешанный с любопытством, является движущей силой прогресса. Сцены из жизни Парацельса – великолепны, ибо этот приём – с погружением в прошлое – хорош всегда.

При этом они показывали Европу XVI века как… чумной Арканар дона Ребы (и Руматы) или фантастическое пространство «Сказок о странствиях» (1982) – нечто серое, грязное и вечно дождливое, а XVI век – как нечто серое, грязное и вечно дождливое. век был временем золота и крови, алых одежд, громких голосов, харизматичных и могущественных правителей. Сам Филипп фон Гогенхайм, Парацельс, изображенный здесь борцом за светлое будущее и паршивой овцой, был просто типичен для своей эпохи: предприимчивый, порой очень раболепный, умелый. Он прожил удивительно полную жизнь.

И тогда они проявили какую-то отчаянную и мрачную тяжесть, подчеркнув преследование, но сняв его происки при дворах покровителей и опасные походы с армиями, увлечения мистикой, магией, поисками Философского Камня (говорят, получили его, и в Константинополе).

И снова настоящий Парацельс-Гогенхайм выглядел не так хорошо, как в советской презентации. Однако это был очень древний прием: положительный герой должен обладать благородными качествами. Но эти недостатки вовсе не кажутся неудачами. Отличный фильм с множеством деталей — он стоит того хотя бы ради диалога Муромцева и Чебакова. Шедевр!

Рейтинг
( 4 оценки, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.