Судьба врагов дщери Петровой

Накануне своего вступления на Российский престол, когда ещё не до конца всё было ясно, Елизавета дала обет, что если всё пройдёт удачно, то она никогда никого не будет казнить. Елизавета Петровна оказалась человеком слова и за всё время своего правления (а это ни много ни мало, двадцать лет) не утвердила ни одного смертного приговора.

Сразу же после совершения дворцового переворота все прежние приближённые к трону были арестованы. Под стражу был взят и вроде бы отошедший от дел фельдмаршал Миних, ну и, наконец таки, Остерман. Этот пройдоха, участник всех придворных интриг ещё со времён правления Петра «Великого», всегда ухитрялся выскочить как вьюн из под любой опалы, но «сколько верёвочке не виться…». Всем им были вынесены смертные приговоры, благо поводов для этого было предостаточно и прибегать к надуманным обвинениям типа: «плохо отзывался о государыне», не было нужды. Но Елизавета, верная своему слово, заменила всем смертные приговоры ссылкой. Однако, наверное для особого эффекта, на эшафот всех этих господ доставили и о государевом прощении объявили уже на месте предполагаемой казни.

Примечательно, что к месту казни Миних, как боевой и храбрый офицер, прибыл во всей красе в парадном мундире и в бодром расположении духа, а вот «живчик» Остерман напротив, был насмерть перепуган и казалось утратил человеческий облик. Когда казнь отменили Остерман разрыдался, а Миних попросил охранника вернуть ему кошелёк, который ему буквально несколько минут назад подарил фельдмаршал. Миних то думал, что деньги больше не понадобятся. Кошелёк конечно никто не вернул, потому что как известно «подарки — неотдарки».

Любопытный казус вышел и с местами ссылки обоих вельмож. Остерман был направлен в Берёзов, туда, куда он в своё время заговорщики, среди которых Остерман был одним из самых активных участников, отправили Меньшикова. А фельдмаршал Миних был направлен в Пелым, местечко, в которое сослали свергнутого им Бирона.

Поначалу Елизавета и её окружение не знали, что делать с так называемым «Брауншвейгским семейством», имеется ввиду Анна Леопольдовна с супругом и детьми. Да, к моменту переворота у Анны Леопольдовны было уже двое детей: младенец-император Иван и дочь Екатерина. Кто был отцом Екатерины, ненавистный супруг Антон-Ульрих или любовник Анны Мориц Линар, доподлинно неизвестно. Но позже, уже в ссылке, у пары родилось ещё трое детей. Так что можно предположить, что совместные лишения сблизили супругов и со временем Анна потеплела к Антону-Ульриху.

Первоначально Елизавета вообще планировала просто выслать семейство из России и всё. Но всё же приближённые убедили императрицу, что лучше «сие благородное семейство» держать под контролем. К чести Елизаветы, она не позволила, чтобы с младенцем-императором (уже низложенным) случилось что-либо плохое. Ссылка конечно ни есть «что-то хорошее», однако младенца никто подло не травил, дабы он «тихо скончался от воспаления лёгких». А ведь начало правление династии Романовых было в своё время омрачено казнью ребёнка. Михаил Фёдорович, в соответствии с понятиями того времени, был вынужден отдать приказ о повышении трёхлетнего сына Марии Мнишек, так мальчик был таким же претендентом на престол, каким впоследствии стал малолетний Иоанн Антонович.

Но в галантном восемнадцатом веке подобная дикость была уже недопустима, однако закулисные интриги никуда не исчезали. Однако интриговать против младенца Елизавета не стала сама и не позволила этого своим приближённым. Однако судьба Иоанна Антоновича счастливей от этого не стала. Это, пожалуй, одна из самых трагических фигур в нашей истории. Уже будучи подростком (в 1756 году) Иван был переведён в Шлиссельбургскую крепость, так как до Елизаветы дошли слухи о готовящемся перевороте. В крепости пацан находился в одиночной камере, запрещено было разговаривать с ним, и запрещено было разговаривать с кем либо ему.

Оборвалась, и без того несчастная судьба несостоявшегося императора, трагически. В 1764 году, уже во время царствования Екатерины II, некий подпоручик Мирович, склонил на свою сторону часть гарнизона, чтобы освободить Ивана.

Однако стражникам Ивана, капитану Власьеву и поручику Чекину, была выдана секретная инструкция умертвить арестанта, если его будут пытаться освободить (даже предъявив указ императрицы об этом), поэтому в ответ на требование Мировича о капитуляции они закололи Ивана и только потом сдались. Мирович был казнён в Петербурге, а Иоанн Антонович остался в истории, как «русская железная маска».

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.