Союз с протестантами

В 1697 году из России в Европу отправилось «Великое посольство». Возглавлял посольство сам государь Пётр Алексеевич. Правда он ехал под именем урядника Петра Михайлова (ну типа инкогнито), только это был «секрет Полишинеля», все в Европе знали, что их собирается осчастливить своим посещением сам русский царь. Явление для того времени исключительное, до этого все русские государи действовали по принципу: «Уж лучше вы к нам». А если и посещали земли за пределами России, то вскоре эти земли уже входили в состав русского царство. Так, например, случилось с Казанским ханством, после «посещения» его Иваном Васильевичем «Грозным». А тут целое посольство, во главе с царём, едет с миром, да ещё и готовы чему-то поучиться у «западных партнёров».

Маршрут «Великого посольства» был спланирован преимущественно по протестантским странам: Бранденбургу, Курляндии, Голландии, Англии (правда было ещё запланировано посещение Венеции, но этого сделать не удалось). В ходе путешествия, с представителями всех королевских домов были проведены переговоры (правда неофициальные) и предприняты попытки установить дипломатические отношения. Пётр Алексеевич всё больше убеждался в мысли, что России необходим союз не с католическими, а с протестантскими странами. Трудно сказать, что больше повлияло на такой ход мыслей царя: может быть разочарование в союзе с католиками, а может то, что протестантские страны (в частности Англия и Голландия) были более благоустроенными, продвинутыми в техническом оснащении и экономически развитыми. Молодой Пётр был настолько впечатлён упорядоченной и комфортной жизнью в Голландии, что тут же загорелся великими стремлениями сделать из России такую же цивилизованную страну, построить флот не хуже голландского (хотя тогда уже на первую роль вышел флот английский) и развить коммерцию.

Ну а для обожаемой Петром Голландии и Англии главной насущной проблемой в то время была борьба с католической Францией. Но привлекать Россию к войне с Францией было рановато (хотя позже дойдёт и до этого). Однако, по мнению англичан и голландцев, Россия как нельзя лучше подходила для борьбы с политическим союзником Франции — Швецией.

В итоге Пётр на это «подписался». Конечно молодой царь явственно разглядел в предстоящем противостоянии отчётливую выгоду для России — выход к Балтийскому морю. Но факт остаётся фактом, с заменой Софьи на Петра внешняя политика России так и не получила самостоятельного характера, просто теперь она оказалась переориентирована на другой лагерь западно-европейских стран. Но, как бы то ни было, а предстоящая война со Швецией была преподнесена, как дело благородное и крайне своевременная.

В самой по себе тяге Петра к европейскому устройству (как культурному, так и общественному) ничего странного или предосудительного нет. Сами посудите, с раннего детства пацан видел как стрельцы сбрасывают людей на копья, позже он сам чуть не стал их жертвой. Зато познакомившись в немецкой слободе с представителями западных стран, молодой человек увидел, насколько Запад в своём развитии ушёл вперёд от России. Справедливости ради стоит сказать, что это было действительно так, однако не будем забывать, что в немецкой слободе жили представители учёной и ремесленной братии, причём лучшие представители. А это вовсе не означало, что все на Западе такие, ведь элита почему-то польстилась на деньги русского царя и родные края покинула.

Но, всё же, жизнь в той же Голландии была куда спокойней и благоустроенней, нежели в Московском царстве. Лев Николаевич Гумилёв отмечал, что «стремление Петра подражать голландцам напоминает поступок маленькой девочки, надевающей мамину одежду и измазывающую себя маминой косметикой». Но как тряпки и помада не делают ребёнка взрослым, так и заимствование европейских порядков не сделали из русских голландцев. Дело не в том, хорошо это или плохо, но такова суть вещей. И в этом на протяжении всей, не то что российской, а мировой истории, мы могли не раз убедиться, но упорно продолжаем наступать на одни и те же грабли.

Ну а поездку Петра по Европе, в целом, можно считать удачной. Правда не удалось посетить Венецию, а виной тому стали вновь восставшие стрельцы.

Рейтинг
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.