Поход опричного войска на Новгород

Карательный поход на Новгород считается вершиной чудовищных злодейств опричников и маниакальной жестокости Ивана «Грозного». Конечно, никто не собирается оправдывать жестокость, тем более, что жертв при взятии Новгорода действительно было много, правда, справедливости ради, необходимо отметить, что во многих источниках их количество сильно преувеличено, но тут дело в другом. Уж коль скоро мы пытаемся разобраться в исторических событиях, то неплохо было бы понять, были ли у Ивана причины идти на Новгород с опричным войском или, может быть не было? Да нет, причины как раз были и причины серьёзные.

До нас дошло, так называемое, «изменное дело» новгородского архиепископа Пимена. Как следует из его материалов, новгородская высшая аристократия во главе с архиепископом Пименом Новгородским, собирались Новгородские и Псковские земли отложить от территории российского Московского царства и отдаться под власть Литвы. Сохранилась даже грамота с личными подписями самого Пимена и других знатных новгородцев, сейчас она хранится в Софийском соборе Новгорода под образом Богородицы. И это в то время, когда в самом разгаре Ливонская война, да и крымская угроза никуда не девалась.

И вот в конце 1569 года опричное войско во главе с самим царём Иваном отправляется в карательный поход на Новгород. По свидетельствам «очевидцев», по пути опричники только и делали, что жгли посады, убивали мужчин и насиловали женщин. Только вот беда, большинство «очевидцев» — это были опричники немецкого происхождения Штаден и Шлихтинг. То есть, эдакие «объективные западные аналитики» того времени. И публиковали они свои «свидетельства» уже после того как, покинули Россию.

То, что опричники, войдя в Новгород, принялись за грабежи, сомнению подвергнуть трудно, но вот количество жертв террора вызывает очень большие сомнения. С количеством жертв споры историков до сих пор идут: одни считают, что было казнено как минимум 15 тысяч человек (это половина всего населения города), мнения других сходятся на 4-6 тысячах.

Но многие забывают, что любой казни предшествовало обязательное судебное разбирательство, пусть и формальное. И даже при максимально ускоренном рассмотрении дел «коррумпированные» опричные судьи едва ли могли рассмотреть больше 25-30 дел за сутки. А ведь по каждому делу ещё и следствие велось, пусть и формально, но велось. В итоге по сохранившимся документальным свидетельствам (в данном случае их роль выполняют церковные синодики), смертной казни подверглось: порядка двухсот дворян со своими домочадцами, сорок пять дьяков и приказных тоже со своими семьями.

Откуда же взялась цифра в 15 тысяч? В качестве доказательств приводятся слова некоторых летописных источников об обнаруженных общих захоронений и о всплывших в Волхове по весне многочисленных трупах. Но являются ли все эти погибшие жертвами произвола со стороны опричников?

Дело в том, что в 1568 и 1569 годах в Новгородской земле были неурожаи, в результате чего вспыхнул голод. А вскоре в город пришла еще и «чёрная смерть» (чума). По свидетельству некоего Павла Юстена — шведского посла в Новгороде, находившегося в городе в конце 1569 года: «Город представлял собой «склеп».

Если внимательно посмотреть на сохранившиеся свидетельства, то выясняется, что «ревизии» в подавляющем большинстве случаев подвергалось церковное имущество. Именно у монастырей конфисковывали хлеб, скот, соль. Вероятно, «погром» был во многом связан с тем, что в условиях голода и катастрофического роста цен на хлеб, новгородская церковь «зажала» изрядную долю запасов продовольствия. Не исключено, что подобная «блокада» была частью стратегического плана новгородской элиты по дестабилизации ситуации в Новгороде.

Не исключено, что в сложившейся ситуации у новгородской верхушке и возникло желание искать спасение во вступлении в Люблинскую унию, созданной в 1569 году. Вот только вряд ли это могло понравиться царю. Поэтому новгородский поход никак не мог быть некой шизофренической импровизацией Ивана «Грозного», а скорее его желанием сохранить и укрепить своё государство. Ну насчёт методов, тут можно спорить до бесконечности: очень жестоко или не очень жестоко. Вот только применял ли кто-то в то время в Европе другие методы для объединения государства?

Рейтинг
( 4 оценки, среднее 5 из 5 )
Комментарии1
  1. Илья

    Статья заставила меня по-новому посмотреть на историю.

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.