Перед Симбирском

Мысли Разина о походе на Москву по меркам того времени не выглядели такими уж бредовыми, как это может показаться. Ведь ходил же на Москву Иван Болотников и имел все шансы взять столицу Московского царства. На момент разинского восстания ещё были живы некоторые участники того похода, конечно они были уже глубокими стариками, но всё же имелись живые свидетели того, что «невозможное возможно».

Правда у Болотникова было на две трети профессиональное войско, а вот ватага Степана Тимофеевича этим похвастаться не могла. Зато на стороне Разина была широкая поддержка народных масс. После взятия Астрахани к войску атамана присоединилось огромное количество крепостных с Поволжья. Ещё бы, ведь Степан Тимофеевич всем обещал волю. Как раз летом 1670 года в войске Разина как раз и объявились «святейший патриарх Никон» и «цесаревич Алексей Алексеевич», которые подтвердили «полномочия» атамана.

Но приток в разинское войско бедноты, преимущественно из крепостных крестьян, имел и обратную сторону медали, он явственно обозначил имеющиеся в лагере восставших противоречия. Дело в том, что ближайшими соратниками Разина были казаки, они же занимали и все лидирующие позиции в войске восставших. Но казаки всегда считали себя вольными и к крестьянам, пусть и «освобождённым», относились с крайним пренебрежением, не считая их себе ровней. И хотя Степан Тимофеевич объявил всех восставших равными друг другу, казаки чётко обозначили, что они «ровнее». Выражалось это в том, что при делёжке награбленной добычи, большую часть забирали казаки, при ведении боевых действий крестьян использовали как пушечное мясо, зачастую посылая на верную смерть и в случае опасности первыми под пули попадали крестьяне, казаки не раздумывая бросали их, спасаясь на своих конях (у крестьян лошадей не было). В общем, крестьяне в разинском войске были неким аналогом «штрафбата». Как вы понимаете, такое положение дело не могло долго устраивать «свободных людей». Но пока всё шло по намеченному плану, этих противоречий атаман старался не замечать.

А шло всё действительно не плохо. Власть Разина признали во всём Поволжье. К примеру, жители Самары и Саратова не только не оказали сопротивления, а сами открыли ворота и вышли навстречу атаману с хлебом и солью, предварительно самостоятельно перебив всех тех, кто озвучивал призывы к сопротивлению. А вот на Москве наоборот, было не спокойно. Окрестности столицы были охвачены восстанием крепостных, уж больно пример атамана оказался заразительным. В общем, момент для похода на Москву был как нельзя более благоприятным и атаман решился.

Но чтобы открыть себе путь на Москву, необходимо было овладеть Симбирском, городом стратегического значения. Ведь взяв Симбирск, атаман, во-первых, открывал себе дорогу к столице, а во-вторых, даже в случае неудачи мог вернуться назад, ведь Симбирск «закупоривал» путь в Поволжье и в случае занятия разинцами города, выбить их оттуда царским войскам было бы непросто. Степан Тимофеевич начал готовиться к походу на Симбирск, оставив управлять в Астрахани одного из своих ближайших соратников — атамана Василия Уса. Управление, само собой, было организовано на казачий лад. Всё население было разбито на тысячи, сотни и десятки, а главным органом местного самоуправления объявлялся казачий круг. Вскоре выяснилось, что такой способ общественного устроения, прекрасно работавший на Дону в вольных казачьих станицах, совершенно непригоден в большом городе. Естественно, никакие проблемы не решались и всё управление сводилось к анархии.

Ещё более интересным выглядит факт отношения Уса к иерархам православной церкви. Как мы знаем, «сам патриарх Никон» находился в войске Разина. Только вот, наверное, «патриарх» отправился вместе с атаманом в поход на Симбирск, потому что Василий Ус посадил астраханского митрополита в темницу и подверг пыткам, с целью выведать, где святой отец припрятал церковные ценности. Как видите, идейностью соратники Степана Тимофеевича не отличались, уж во всяком случае не все, «свобода угнетённым» — это конечно хорошо, но и на «чёрный день» необходимо заработать.

Ну а Степан Тимофеевич со своим войском в это время двигался к Симбирску, надеясь, что там тоже всё пройдёт по самарскому или саратовскому сценарию.

Рейтинг
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.