Накануне альбигойских крестовых походов

Итак, направленный понтификом в Лангедок Пьер де Кастельно, наконец-то прибыл на юг Франции. Его миссией было решение «катарского» вопроса не военными методами, а, так сказать, более миролюбивым способом.

Со своей задачей легат не справился. Де Кастельно вряд ли можно обвинить в фиаско, ведь он четко следовал указаниям сверху, точнее, от самого Папы.

Сразу после прибытия в Тулузу, бывшую столицей провинции катаров, представитель католической церкви поспешил передать Раймунду Тулузскому, графу и руководителю региона, ультиматум. Его суть сводилась к тому, что граф должен был изгнать с вверенных ему территорий катаров. В ином случае Раймунд рисковал оказаться отлученным от лона церкви и лишиться собственного титула. Сказать – это одно дело, а вот выполнить совершенно другое. Граф прекрасно осознавал, что среди жителей провинции далеко не все являлись катарами. Кое-где они вообще составляли меньшинство. Исповедывающие данное религиозное течение люди были не каким-то сбродом или живущими в пещерах отшельниками. В основе своей это крестьяне, жители городов, простые люди, а зачастую и рыцари. Были среди них и те, кто имел знатное происхождение.

И как Раймунду было выгнать их с насиженных мест, да еще и лишить владений и нажитого добра некоторых влиятельных и уважаемых особ? Граф, услышав ультиматум от Папы, случайно бросил в сердцах: «Если он сможет пережить эту ночь, то всем остальным так не повезет». Правдивой информации о том, был ли это намек со стороны Раймунда на убийство папского легата или нет, не сохранилось, но буквально утром Пьер де Кастельно был обнаружен в постели бездыханный. Кто-то просто перерезал ему горло.

Гнев Папы был ужасен. Выходило, что Раймунд, который, кстати, не был катаром, не внял предупреждениям понтифика. Папе ничего не оставалось, как в 1209 году выпустить буллу о начале крестового похода на катаров. Для привлечения еще большего числа участников, Иннокентий объявил, что захвативший Тулузу рыцарь официально станет обладателем всех ее владений. Такое указание распространялось и на имущество и даже земли катаров, моментально причисленных к еретикам. Столь щедрое предложение мгновенно заинтересовало не только маститых феодальных землевладельцев, но и простых крестоносцев и солдат удачи, желавших обогатиться в этом военном походе.

В самом Лангедоке население и катары в частности еще какое-то время не осознавали, какой опасности они отныне подвергались. Военные походы одного феодала против другого являлись нормой времени и не вызывали особо яркой реакции у населения. А вот Раймунд Тулузский, которого Папа успел отлучить от церкви, отлично понял, чем крестовый поход грозил его владениям. В попытке спасения положения, граф прилюдно покаялся во всех «тяжких» и отрекся от катаров. Раймунд беспокоился не об отлучении от церкви, он прекрасно представлял, чем может обернуться крестовый поход для его земель.

Поступок Раймунда не увенчался успехом. Нет, отлучение снято было, а вот отмены военного вторжения не последовало. Подготовка к походу лишь набирала обороты.

Рейтинг
( 8 оценок, среднее 5 из 5 )
Комментарии4
  1. Иван

    Невероятная статья, которая оживила для меня историю!

  2. Алексей

    Замечательный исследовательский труд! Благодаря статье смог лучше осознать некоторые исторические события и то, как они повлияли на современный мир. Автору действительно удалось разобраться в теме.

  3. Александр

    Статья очень доходчиво и просто написана.

  4. Михалыч

    Спасибо автору за такой подробный и увлекательный рассказ о истории.

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.