Москва не сразу строилась

Итак, мы видим, что к концу XIII началу XIV века независимость сохранили только те русские княжества, которые выбрали союз с Ордой. Да, князья считались вассалами, платили дань и получали в Орде ярлыки на княжение. Но в своих владениях они имели абсолютную свободу действий, княжескую власть никто не ограничивал и многие русские князья регулярно «безобразничали», продолжая предаваться своей «любимой забаве» княжеским междоусобицам.

После смерти князя Александра Ярославича прозападнические настроения среди русских князей ещё оставались. Даже его сын — князь Дмитрий был «прозападной ориентации». Но другой сын, Андрей Александрович, поддерживал политику отца, ориентированную на союз с ордынскими ханами.

Тем временем и в самой Орде началась «грызня» за власть, до ордынской «эпохе дворцовых переворотов», прозванной «Великой замятней», было ещё далеко, но признаки грядущего раскола в Орде были уже налицо. Поэтому нет ничего удивительного в том, что каждый из претендентов на ханский трон искал союзников на Руси, для русских князей оставалось только «поставить на ту лошадку».

Один из Темников Орды — Ногай, который управлял в степях Причерноморья и Северном Крыму, попытался избавиться от власти золотоордынских ханов, на Руси он обрёл союзника в лице князя Дмитрия. Но хан Тохта, человек весьма деятельный и «не робкого десятка», не собирался терпеть «шутки» Ногая и заключил союз с князем Андреем.
Решающая битва между войсками «Ногая и Дмитрия» и «Тохты и Андрея» состоялась в 1299 году. Место сражения историкам установить не удалось, зато удалось установить то, что победили Андрей и Тохта (наверное всё таки Тохта и Андрей) и сам Ногай попал в плен.

Причём с пленением Ногая получилась любопытная история. Темника пленил простой русский ратник, только он не доставил его живьём в ханскую ставку, а отрубил Темнику голову, которую и принёс хану вместо «целого Ногая». Тохта очень рассердился и велел казнить ратника. Тохта хотел устроить над Ногаем показательный суд и казнить его по своему приговору, а не «по желанию» незнатного ратника.

Но главное, союз русских князей с ордынскими ханами стал взаимовыгодным сотрудничеством и перешёл в новую фазу отношений, в русских князьях ханы уже видели не просто вассалов, а союзников и в последствии это только усилится.

К XIV веку некогда единая Русь уже была легендой наподобие сказочной «Атлантиды». «Мать городов русских» — Киев, всё больше становился литовским городом. Да и независимые русские княжества стали настолько «независимы», что уже не чувствовали единства, их объединяла только православная вера. Вместо Киева, Владимира, Чернигова, появились другие центры. Тверь — богатый торговый город, Смоленск — уцелевший от литовской экспансии благодаря союзу с Ордой, Рязань и крохотная Москва. Москве и будет суждено стать центром, объединившим Русь и вернувшим ей былое могущество. Но, «всё не так быстро».

Москву, по существу большую деревню, получил младший сын Александра «Невского», Даниил. Он был не только самым младшим, но и самым «не крутым» из братьев. Даниил практически не воевал, однако то, что Даниил не тяготел к войне, скорее оказалось благом для маленького Московского княжества. Не имея военных талантов, Даниил имел таланты крепкого хозяйственника и администратора. Получив «свою вотчину», деятельный князь начал её отстраивать, развивать ремёсла в городе и земледелие в его окрестностях.

В итоге, благодаря такому «политическому курсу», князь Даниил приобрёл огромную популярность в народе и авторитет в глазах подданных. К концу своего правления он стал одним из самых влиятельных князей на Руси, конечно «ни как папа», но всё же. Как видите, даже в те «лихие времена», было возможно, не применяя оружия, завоевать авторитет и уважение исключительно мирным путём.

Тут интересно, как началось усиление Москвы, да ещё так стремительно. Ведь князь Даниил не воин, а назвать Москву того времени торговым гордом было бы смешно. Так каким же образом началось усиление? А очень просто. Крепостного права на Руси тогда не было и крестьяне могли переезжать куда угодно. Естественно, в земли, где князь избегал войны, а наоборот, стремился развивать хозяйство, начало переезжать всё больше народу, уставшего от княжеских междоусобиц. Узнав, что требуются мастера, вслед за крестьянами, в Москву потянулись и ремесленники.

По удачному стечению обстоятельств, поссорившись с Тверским князем, Москву полюбил посещать тогдашний Митрополит Пётр. Естественно, Москва, где его с почётом принимали, стала пользоваться поддержкой Митрополита. Впоследствии, это очень поможет Москве, как в борьбе с Тверью, так и в становлении её как будущей столицы Российского государства.

Рейтинг
( 6 оценок, среднее 5 из 5 )
Комментарии1
  1. Сергей

    У вас действительно получилось заинтересовать читателя.

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.